Как устроен фонд, который помогает Байкалу

Интервью с новыми резидентами коворкинга Ключа Шёлк — Фондом «Озеро Байкал».

Фонд «Озеро Байкал» — это частная благотворительная экологическая организация, которая поддерживает научные и социальные проекты по сохранению озера Байкал и развитию Байкальской природной территории. Почему туризм на Байкале не должен ограничиваться омулем и в чём преимущества работы в общем пространстве, нам рассказала генеральный директор Фонда Анастасия Цветкова.

Что мы знаем о Байкале

Байкал — самое глубокое озеро на Земле, 20% мировых запасов озёрной пресной воды. Это известно каждому, но немногие знают об опасностях, которые грозят озеру. Ещё меньше мы знаем о проектах по исследованию и сохранению Байкала.

— Когда речь заходит об экологических проектах в целом, первыми на ум приходят волонтёрские акции, субботники по уборке мусора или озеленению территорий. Безусловно, это полезные инициативы. А вот с благотворительными фондами, которые оказывают поддержку природе на постоянной основе и смотрят на защиту окружающей среды глобальнее, всё сложнее.


Есть Всемирный фонд дикой природы — тот самый, с чёрно-белой пандой на логотипе. Есть корпоративные фонды. Однако организаций-грантодателей, основанных на частных пожертвованиях, в России до недавнего времени не было. У озера Байкал, например, их не было до 2016-го года. Тогда был основан Фонд «Озеро Байкал», который появился из личного желания одного из будущих попечителей помогать этому месту. В какой-то момент к Фонду присоединился сын писателя Александра Солженицына — помня ангарские рассказы своего отца — и ещё несколько частных инвесторов. На данный момент у Фонда есть и корпоративный партнёр — компания «Сибирское здоровье». Фонд намеренно аккуратно расширяет сеть партнёрских отношений и сотрудничает только с теми организациями, которые не вредят своей основной деятельностью природе.  

Гранты и не только: как устроена работа Фонда 

Основатели Фонда решили сосредоточить внимание на самой незаполненной и уязвимой нише — науке.

— Из взносов попечителей мы сформировали гранты, которые пошли на поддержку конкретных научных инициатив. Первой мы поддержали программу долговременного экологического мониторинга озера Байкал «Точка №1». Это самые продолжительные в истории науки наблюдения за озером, внесённые в Книгу рекордов России: проект ведётся беспрерывно на протяжении более 70 лет. В какой-то момент он оказался вне полноценного государственного финансирования, и была угроза, что его закроют. Мы его подхватили и оказали грантовую поддержку. 


Размеры грантов для научных учреждений и особо охраняемых природных территорий обычно варьируются от 300 000 до 2 млн рублей на каждый проект. Но на одной только прямой грантовой поддержке в Фонде решили не останавливаться и запустили свой конкурс для молодых учёных «Байкальская инициатива».

— Конкурс устроен так, что 80% средств даёт Фонд, а оставшиеся 20% нужно привлечь самостоятельно. Таким образом, мы запустили тему с популяризацией науки, когда о них рассказывают на платформах по краудфандингу или потенциальным инвесторам. На исследования птиц учёные собрали средства буквально за две недели с помощью краудфандинга. Мы по интересу людей видим, что проект нужен не только Фонду и экспертному совету, но и широкой публике, которая начинает в него верить и помогать. А проекты могут быть самые серьёзные: от проведения экспедиций до поиска в озере новых веществ, из которых в будущем хотят получать антибиотики природного происхождения.


Однако недостаточно инвестировать только в науку. Если не повышать общую культуру населения и туристов, то будет сложно будет достичь каких-то перемен. 80% проблем на Байкале связаны с человеком и его влиянием на природу. Неважно, от кого они идут — будь это просто житель или бизнес вроде незаконных гостиниц на берегу, в которых нет очистных сооружений.


— Когда ты живёшь рядом с таким местом, часто не ценишь, каким богатством обладаешь. Большая угроза идёт со стороны китайских туристов: они едут многочисленными группами, создают большую антропогенную нагрузку, везут с собой своих гидов — и те рассказывают небывалые вещи про то, что Байкал исторически относится к «китайской земле». Они селятся в свои же гостиницы, деньги от туризма возвращаются в Китай и не приносят региону никакой пользы.  


Поэтому одна из сторон Фонда — социальные проекты. Например, вместе с Ассоциацией «Большая Байкальская Тропа» при поддержке Фонда президентских грантов мы проводим эко-уроки для детей. Недавно вместе с популяризаторами науки Russian Travel Geek мы отправили группу туристов в поход с учёным считать бурых медведей. За счёт своего оргвзноса участники покрывают расходы на экспедицию. За каждым таким проектом стоит конкретная прикладная задача, связанная с флорой или фауной заповедника. Так мы помогаем науке и расширяем горизонты для тех, кто устал от обычного туризма. Потому что отдых на Байкале — это не только съесть омуля и уехать обратно.


Кто входит в команду

— Первый раз я увидела Байкал, когда Фонд существовал только на уровне идеи. Был ноябрь, на Байкале в это время уже лежал снег. Стояла ночь. Я вышла к озеру во время прибоя. Волны так сильно бились об обледеневший берег, что казалось, будто ты стоишь на берегу океана. Та поездка была моим первым знакомством с Байкалом и людьми, которые посвятили ему всю свою жизнь. Впоследствии они вошли в научно-технический совет Фонда.


Как и любая НКО, Фонд имеет классическую структуру с несколькими советами. Кроме научно-технического совета у нас есть и наблюдательный совет — он состоит из экспертов, которые имеют большой опыт в благотворительности. Общественный совет у нас более медийный, в него входят люди творческие и известные.

Штатных сотрудников в Фонде немного: есть генеральный директор, два проект-менеджера, три постоянно помогающих интеллектуальных волонтёра, бухгалтер. Есть у нас и команда юристов, которые бесплатно помогают в юридической экспертизе — их нам на правах pro bono выделила международная юридическая фирма Dentons. 


Волонтёры помогают Фонду добровольно, не состоят в штате и не получают жалованья. Как правило, это высококвалифицированные пиарщики и юристы по основной профессии, которые хотят использовать знания в нужном русле в сторонних проектах. Такой формат участия позволяет волонтёрам заниматься делом по душе, и Фонду нет необходимости нанимать высокооплачиваемых специалистов в штат.

В силу своего возраста мы только начинаем выходить на международную арену, но в России нас уже хорошо знают. Фонд регулярно представляет свои практики на форумах Росконгресса в Сочи, Санкт-Петербурге и Владивостоке. В ближайшее время я еду рассказывать про практики Фонда на саммит по устойчивому развитию в Нью-Йорк. Все наши материалы мы дублируем на английский язык и стараемся обмениваться опытом со схожими природными территориями за рубежом — с Венгрией, Германией, Киргизией, где озеро Иссык-Куль.

Как Фонд попал в коворкинг  

— Мы благотворительный фонд, и для нас важно всячески оптимизировать свои расходы. Большая часть средств должна тратиться на грантовые программы, а не на содержание офиса и административный аппарат. Так совпало, что один из попечителей знаком с идеологами Ключа, которые решили поддержать нас и предоставить места в коворкинге на безвозмездной основе.


У нас нет чёткой привязки к локации и огромного количества бумаг и аппаратуры, которая требует места. Всё, что нужно сотруднику — это голова и ноутбук как способ связи с миром. Поэтому коворкинг по всем параметрам подошёл под потребности Фонда. Здесь мы нашли, что искали: готовые оборудованные места и формат нетворкинга, где легче найти потенциальных единомышленников.

Мы не бизнес-структура, у нас нет коммерческой тайны, и мы не боимся, если кто-то заглянет к нам в ноутбук и спросит, чем мы занимаемся. Мы за любое расширение связей. Ещё понравилась транспортная доступность, бесплатные шаттлы от метро и сама локация: исторически Хамовники считаются районом благотворителей и меценатов. Так что если искать в этом тайные смыслы, то они совпали и здесь.

У нас можно арендовать уже готовый современный офис. А если вам нужно собственное рабочее пространство, свяжитесь с нами и мы сделаем офис под ключ: